Освобождение под подписку и залог

Экстрадиция из ИспанииОсвобождение под подписку и залог

 

Теоретически, у местной испанской полиции имеется в распоряжении максимум 72 часа для содержания задержанного в СИЗО (Dependencia Policial), до истечения которых, задержанный должен предстать перед провинциальным судом, определяющим дальнейшую меру пресечения и его незамедлительную передачу в юрисдикцию Национальной Палаты города Мадрида (AUDIENCIA NACIONAL), имеющую эксклюзивные легальные полномочия в процессах экстрадиции.

На практике, всё происходит совсем иначе. Задержанный, на основании решения провинциального суда о его заключении под стражу, препровождается в провинциальную тюрьму, где неделями может ждать своего этапирования в Мадрид. Провинциальный Суд никогда не возьмёт на себя ответственности об освобождение из-под стражи задержанного (Libertad provisional), а изберёт мерой пресечения содержание в заключение (Prision preventiva).

После этапа из провинциальной тюрьмы в Мадридскую тюрьму «Сото дель Реаль» или «Вальдеморо», а иногда непосредственно с самого этапа, заключённый предстаёт перед Судом Национальной Палаты Мадрида, где будет рассматриваться его «Situación personal» — «персональная ситуация», то есть, избрание дальнейшей меры пресечения. Повторимся, на данной стадии, суд не рассматривает экстрадицию, как таковую, а лишь избирает для задержанного меру пресечения. На предварительном суде (Comparecencia) присутствует Судья (Juez), Прокурор (Fiscal), Адвокат (Abogado), Авторизованный Переводчик (Traductor Autorizado) и Задержанный (Detenido).

Именно на данном этапе процесса, необходимо своевременное вмешательство квалифицированного в процессах экстрадиции адвоката, который сможет убедить суд освободить своего подзащитного из предварительного заключения и изменить ему меру пресечения на подписку о не выезде, периодической отметке в суде и/или под залог.

Далее, в случае, если адвокату не удалось убедить суд в освобождении своего доверителя, имеется возможность подачи двух апелляций — первая (репозиционнная) перед судом (судьёй), вынесшим постановление, вторая — перед коллегией, состоящей из трёх судей. Уповать на первую апелляцию нет смысла, так как судья, вынесший своё решение, вряд ли его изменит, а вот апелляция перед коллегией имеет достаточно шансов на успех, так как решение выносится при консилиуме трёх независимых судей.

Далее, Национальная Палата передаёт дело в Совет Министров Испании (Consejo de Ministros), который выносит своё решение о применимости или неприменимости экстрадиции к данному делу и возвращает дело в Национальную Палату с принятой резолюцией.

Как правило, Совет Министров всегда выносит положительную резолюцию, так как если между странами, втянутыми в данный процесс, существуют взаимно подписанные договоры и действует, вернее, будет сказать — превалирует, принцип «ты мне — я тебе», то политики особенно не вдаются в подоплёку процесса и дают делу ход.

Совет Министров Испании извещает Дипломатическую Миссию (Посольство) России в Испании о задержании разыскиваемого лица и инициировании процесса по его экстрадиции на Родину. В своём официальном уведомлении, Совет Министров предписывает Посольству, в течение 40 дней с момента получения официального уведомления, предоставить Суду Национальной Палаты все необходимые документы, имеющие отношение к делу рассматриваемой экстрадиции, хотя раньше сроки предоставления материалов дела начинали свой отчёт с момента задержания субъекта.

Вся сопутствующая процессу документация должна быть переведена, со стороны требующей выдачи, на испанский язык. Как обычно, Российская Фемида практически никогда не укладывается в отведённые на то законом сроки и просит суд продлить срок предоставления материалов дела ещё на 40 дней, что, в принципе, позволяет, в исключительных случаях, международное законодательство, применимое к процедуре пассивной экстрадиции.

Принимая решение о продлении срока перевода и представления сопутствующих документов (Prórroga de plazo), суд обычно руководствуется термином «Sentido común», то есть «здравым смыслом», что подготовить, перевести на испанский язык и предоставить суду материалы процесса, иногда исчислимые многими томами уголовного дела, в сорокадневный срок просто физически невозможно. А то, что задержанный, в случае его нахождения в тюрьме, содержится в предварительном заключение, банальным образом выражаясь без суда и следствия, то до этого никому нет и дела.

Многие адвокаты, не особенно компетентные в процессах экстрадиции, ошибочно считают, что легальный срок предоставления материалов дела со стороны, требующей выдачи, является фиксированным (40 + 40 дней возможного продления), что полностью не соответствует действительности. В случае если задержанный находится в тюремном заключении, данные сроки должны быть формально соблюдены, а, в случае нахождения субъекта на свободе, сроки предоставления документов дела могут быть продлены по решению суда и в значительной мере увеличены.

Приоритетному рассмотрению подлежат процессы, в которых задержанный находится под стражей, а не был выпущен с предварительного суда (Comparecencia) на свободу под подписку и/или залог. В случаях, если задержанный находится под стражей, предусмотренный законодательством максимальный срок получения из российской прокуратуры материалов дела (40 дней, плюс ещё 40 дополнительных дней по запросу Дипломатической Миссии РФ и по решению суда) должен быть соблюдён, в обратном случае, заключённый подлежит немедленному освобождению из тюрьмы.

Абсурдность судебной системы Испании в процессах экстрадиции в целом и конкретно на данном этапе, заключается в следующем — если сторона защиты не произвела своевременного ходатайства в немедленном освобождение своего подзащитного из-под стражи на основании несоблюдения срока, отведённого на предоставление материалов уголовного дела, то есть, нарушению процессуальных норм, то суд считает, что защита полностью согласна с избранной судом мерой пресечения и возможностью, на усмотрение Генпрокуратуры РФ, предоставления переведённых материалов дела вплоть до заседания суда.

Ошибка и бездействие стороны защиты, мы, дескать, не должны следить за тем, что находится в прямой компетентности адвоката и принимать решения в одностороннем порядке «de oficio». Если прокуратура не ратифицирует освобождение, а сторона защиты не ходатайствует в свободе своего подзащитного, то с испанского суда взятки гладки.

На данном отрезке процесса, какие либо значимые процессуальные действия адвоката являются бессмысленными, за исключением подачи апелляции на пересмотр меры пресечения своего подзащитного, в случае, если он содержится в предварительном заключении.

Настоятельно не рекомендуем подавать апелляции «на вес», то есть, обширные обжалования, страниц эдак на 20-100, в которых защита выставляет своего доверителя как «ни разу не разбившего ни одной тарелки», «безвинно оговоренного», «жертвой российской судебной системы» и так далее. Повторяемся — суд, на данном этапе, рассматривает исключительно меру пресечения задержанного, а не его участие и виновность в рассматриваемом деле.

Для изменения меры пресечения, адвокат должен «без возможности каких-либо сомнений» (Sin lugar a cualquier duda razonable) доказать, что его подзащитный не предпримет очередной попытки скрыться от правосудия и вновь не подастся в бега. Только в этом случае, суд может согласиться на изменение меры пресечения, потребовав дополнительные гарантии, в качестве достаточного денежного залога.

Апелляции «тяжёлой весовой категории», с уклоном на невинность подзащитного и характеризующие его как «божественное создание», как правило, не рассматриваются судом по существу. После прочтения двух-трёх страниц, судья и прокурор начинают медленно засыпать, а после пробуждения следует неизменная резолюция — отказать.

И не мудрено — после нелёгкого дня рассмотрения процессов по баскским террористам, террористам из местного отделения Аль-Каиды и других «важняков», им меньше всего импонирует рассмотрение «писульки» провинциального адвоката — крючкотвора, в которой даже элементарно не соблюдены процессуальные формы, полностью отсутствую мотивы для пересмотра ранее вынесенного решения, а невинность задержанного расписана в 20-ти томах сочинения.

На этой стадии процесса, сторона защиты собирает доказательную базу, свидетельские показания и другие материалы, которые в дальнейшем будут предоставлены суду. Также, на данном этапе, защита имеет право ходатайствовать в предоставлении, со стороны прокуратуры государства, требующего выдачи субъекта, дополнительных материалов следствия и доказательств виновности своего подзащитного, которые защита посчитает необходимыми для дальнейшего рассмотрения дела в суде.

Резюмируя всё вышеописанное — адвокату, представляющему интересы своего доверителя в процессе экстрадиции из Испании, прежде всего априори необходимо грамотно проверить все материалы дела, представленные государством, ходатайствующим в выдаче, и если его подзащитный может быть подведён под один из отказных пунктов (судебное преследование или наказание за политические взгляды, несоответствие юрисдикции и истечение сроков давности), то основной упор в защите необходимо акцентировать именно на данных несоответствиях, а не пытаться доказать невиновность своего подзащитного.

Также, в процессе защиты, очень важен документ об объявлении в международный розыск — он должен быть подписан уполномоченным на то лицом и в соответствии с действующими нормами НЦБ Интерпола в РФ. В нашей практике не раз встречались ходатайства объявления в международный розыск неуполномоченными на то лицами — обычным следователем прокуратуры, в должности лейтенанта, а вовсе не начальником или заместителем начальника департамента.

Ходатайства об объявлении в международный розыск, подписанные неуполномоченными на то лицами, считаются не действительными и это вполне может послужить веским поводом для освобождения из-под стражи и дальнейшего отказа в экстрадиции. Главное необходимо грамотно довести данный факт нарушения процессуальных норм до Суда Национальной Палаты.

С действующими инструкциями НЦБ Интерпола РФ об объявлении в международный розыск можно ознакомиться по следующей ссылке:

http://stopextradition.com/wp-content/uploads/2014/08/Interpol_Russia.pdf

Испанская правовая система полна всевозможных судебных ляпсусов и казусов. Только действительно грамотный и квалифицированный адвокат сможет разобраться во всех её хитросплетениях.

Адвокаты нашей коллегии не раз сталкивались с запросами Прокуратуры РФ на выдачу подозреваемых в Россию, в которых, даже невооружённым глазом, просматривалась откровенная подтасовка фактов, открытое давление на свидетелей, абсолютная недоказанность самого факта преступления, подтасовка сроков давности в отношении данного преступления, необоснованная переквалификация статей обвинения, выделение дел в отдельное делопроизводство без соответствующих на то мотивов, встречались даже случаи противозаконной отмены вердикта суда присяжных.

Только выбор действительно квалифицированного, добросовестного и имеющего обширную практику в ведении процессов по экстрадиции адвоката, сможет помочь Вам избежать экстрадиции.